A+

Лидия Дмитриевна Рыжова: мечты о доме

Лидия Дмитриевна Рыжова живет в доме-интернате уже больше года. Она не выступает с речами, не возмущается, не жалуется на неугомонных соседей, как другие обитатели «Березки». Пожилая женщина посещает здесь каждое мероприятие – будь то концерт, поэтический вечер иди дискуссия. Придет, молча посидит и тихо уйдет. Так и на этот раз: предупрежденная заранее об интервью, она спокойно пришла к назначенному времени, скромно села на стул и приготовилась слушать. Да-да, именно слушать: по ее выжидательной позе и терпеливым, но безразличным глазам было видно, что она ничего интересного от встречи не ожидает. Надо так надо: чем еще заниматься?

Каково же было удивление этой бабушки (очень уж она напоминала русскую бабушку – такую аккуратненькую, подобранную, в чистом белом платочке, с деловито сложенными на коленях руками; казалось, что она только-только отряхнула руки от муки и вышла из кухни побеседовать с нами), когда мы сообщили ей, что говорить будет она, а мы – слушать. Недоумение, легкий испуг, растерянность – эмоции сменялись на ее лице одна за другой: как это она? Разве ее жизнь еще может быть кому-нибудь интересна? Да и что можно рассказать?

Непривычная к такому вниманию, пожилая женщина поначалу сухо отвечала на вопросы, а потом разговорилась.

* * *

Лидия Дмитриевна Рыжова родилась в 1936 году в деревне Караваево Московской области. Отец Дмитрий Васильевич Сыропатов трудился на строительном участке канала имени Москвы: укреплял берега, обкладывал их камнями и выполнял другие подсобные работы. Мама Елена Михайловна занималась воспитанием детей (их было пять человек – три сына и две дочери) и вела домашнее хозяйство.

Когда началась война, отец и старший сын Василий отправились защищать Родину. В отличие от многих советских семей, потерявших своих близких на полях сражений, родным Лидии Дмитриевны повезло: оба воина после Победы вернулись домой. Правда, война всё-таки взяла с семьи свою «дань»: Василий вернулся без руки. «Несмотря на это, его жизнь сложилась удачно, – добавляет Лидия Дмитриевна, – он женился, построил дом, вырастил двоих детей. Два других брата тоже встали на ноги, завели семью. Сейчас один из них живет в Дубне, другой – в Темпах. Со вторым братом мы почти не видимся: жена запрещает, не повезло ему…» Женщина грустно вздыхает и возвращается к детским воспоминаниям.

В голодные военные годы было не до учебы: кое-как окончив пять классов, девочка бросила школу и пошла работать копировщицей на Запрудненский завод. «А что? – говорит она. – Есть было нечего – какая уж тут учеба?» После работы она помогала дома по хозяйству: ухаживала за курами, гусями, полола и поливала грядки в огороде. «Хорошо было как-то раньше, правда?» – с надеждой спрашивает старушка.

…Через несколько лет после войны Сыропатовы продали дом в Караваеве и переехали жить в Темпы.

Замужем

Когда братья и сестра выросли и уехали из родительского дома, пришло время и Лидии Дмитриевне обзаводиться собственной семьей. По крайней мере, она так думала тогда. В соседней квартире жил Виктор – молодой шофер, который уже давно был к ней неравнодушен. Они начали встречаться, а вскоре стали мужем и женой. У них родились две дочки – Ирина и Галина. 

Поначалу молодожены жили душа в душу. А потом Виктор начал ревновать красавицу жену. К друзьям, знакомым, соседям, просто случайным прохожим. Терзающее его чувство он заливал водкой. Пил он много, очень много и неистово. Пил часами, днями, неделями… и под действием алкогольного дурмана избивал Лидию Дмитриевну. Когда терпение закончилось, она собрала вещи, забрала детей и ушла. К тому моменту они прожили вместе восемь лет.

Вторая попытка

От завода Лидии Дмитриевне дали маленькую комнатку – всего семь квадратных метров, там они и жили с дочками. 

Спустя пару лет она познакомилась с Александром. Молодая, красивая и интересная женщина, она никогда не жаловалась на недостаток мужского внимания. Даже после развода и с двумя детьми на руках. У Александра были самые серьезные намерения, а она… не то чтобы любила его, скорее ее девочкам нужен был отец, а ей – надежное мужское плечо. Они поженились.

Надежды построить счастливую семью опять не оправдались: второй муж тоже оказался редким ревнивцем и злоупотреблял алкоголем. С ним они прожили 12 лет, не самых лучших лет в ее жизни.

…После развода бывшие супруги почти не общались. Первый муж дочек не навещал, злился, что надо платить алименты. Второй потихоньку спивался. Сейчас обоих уже нет в живых.

Рассказывая о следующем периоде жизни, Лидия Дмитриевна очень лаконична: «Замуж я больше не выходила. Работала, воспитывала дочек, потом они выросли и уехали. Сейчас старшая Галина живет в Дубне, а младшая Ирина – в Темпах. У каждой уже своя семья, внуки есть… А Иру я уже давно не видела. Ей не до меня».

«О чем жалею? О том, что замуж вышла. Не надо было вообще выходить. Ошибку сделала. О чем мечтаю? Да о чем сейчас мечтать? Живу, и слава Богу».

А вдруг заберут обратно?

Когда мать стала немощной, старшая дочь поначалу забрала ее к себе. Но потом произошел случай, после которого пожилая женщина попала в интернат.

Однажды, когда она была дома одна, Лидия Дмитриевна поставила греться на плиту чайник и ушла в соседнюю комнату смотреть телевизор. Увлекшись просмотром интересной передачи, она забыла про включенный огонь: вода вся выкипела, и чудом удалось избежать пожара. После этого Галина отвезла престарелую мать в «Березку», мотивируя это тем, что боится оставлять ее одну дома, ведь она может опять что-нибудь натворить.

«…В «Березке» я уже больше года. Дочки? Старшая Галина приезжает иногда, а младшая не знает, что я здесь, – Галина ей не говорит. Я ее прошу: «Скажи Ире, что я в доме-интернате», – а она в ответ: «Зачем мне это надо? Всё равно она тебя не возьмет к себе». Старушка смахивает набежавшую слезу: «Может быть, дочка меня заберет обратно? Дома-то лучше».

Спецпроект: